ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ МОЕГО ДЕТСТВА

    Вспоминая детство, мы многое склонны идеализировать. И тем не менее, я до сих пор уверен, что лучшую идеологическую систему в своей жизни я узнал именно тогда.Позже я тщетно пытался увидеть что-то подобное в бизнес-корпорациях с их миссиями, командным духом, тренингами и корпоративными ценностями.

    Когда мне было 5 или 6 лет, мама спросила меня, нравится ли мне петь. Получив ответ, не противоречащий ее собственным планам, она повела меня на прослушивание. Так я оказался в системе музыкального воспитания под названием хоровая студия «Полет».

    В «Полете» существовала несколько ступеней хорового воспитания: младший хор «Капелька», средний —«Солнышко», старший, концертный хор – «Полет» (сейчас только подготовительных хоров – 4). На каждой из предыдущих ступеней готовили к следующей и—к будущей концертной деятельности. Младшие, которым уже самим удалось выступать в Рахманиновском зале, зале Чайковского или Большом Зале Консерватории ждали перехода в концертный хор. На стене репетиционного класса всегда висела большая карта СССР, где флажками отмечались новые поездки и выступления. Перейти в «Полет» казалось самым большим счастьем.

  Светлая память Татьяне Евгеньевне Селищевой, которая все это построила, собрала лучших преподавателей, договорилось с большим количеством госслужб, руководителей лагерей, совхозов, где проходила летняя практика, утихомиривала обиженных мам, среди которых попадались очень влиятельные женщины. С хором работали лучшие оркестры. Многочисленные поездки по городам СССР (хор из Жуковского был невыездным) — Вильнюс и Рига, Кутаиси и Таллинн, Тбилиси и Тула, Петрозаводск, Мурманск, Ереван, Баку, Киров, Владикавказ, Киев, Ленинград, Ростов-на-Дону, Кисловодск… Когда границы стали открыты – хор изъездил весь мир, и даже был удостоен приглашения в Ватикан, где выступал перед Римским Папой Иоанном-Павлом II.

   Для «Полета» писали свои произведения лучшие современные композиторы, сидели на репетициях, выезжали в пионерские лагеря на разучивание своего репертуара, становились опекунами и друзьями. Посвящали свои произведения и писали музыку для хорового гимна. Текст этого Гимна, при всей его наивности, довольно точно сформулировал основную миссию – «Быть может, мы певцами и не станем, но музыку любить не перестанем» (замечательная музыка была написана Мерабом Парцхаладзе!).

     Татьяну Евгеньевну некоторые дети, родители и даже педагоги боялись. Ее крик и блеск глаз из-под очков – при опозданиях, плохих отметках – вызывал слезы и настоящий ужас. «СиЛя Идет»—был сигналом, когда сверху в хоровой класс спускался сам дирижер, хормейстеры и концертмейстер. Она была руководителем жестким, с характером, могла в два счета выставить вон из хора за малейшую провинность, могла так же и простить. При этом никогда не была злопамятной и – это я сейчас понимаю – ее жесткость была необходима при таком большом деле, которое она делала. Татьяна Евгеньевна правда любила детей – но не так, как любят родители и воспитатели, которые превращают детей в эгоистов и слюнтяев, а так, как любят те, кто пытаются сделать из тебя духовно богатого и энергичного человека.

    Казачьи Лагери (Херсонская область). Летом несколько лет подряд хор выезжал туда на 30-40 дней для подготовки нового репертуара. Представьте себе – огромное количество детей разного возраста, который сопровождает Татьяна Евгеньевна, концертмейстер, хормейстеры и несколько мам, среди которых одна (ее звали мама Таня) имела медицинское образование. Поезд до Николаева, затем пересадка на какие-то суда, путешествие по реке, пересадка в машины, перемещения с чемоданами… Мне сразу дали понять, что я – мужчина. Ребят в хоре всегда было немного и помощь девчонкам – была нашим делом.

   При первом приезде в «Казачьи Лагери» оказалось, что нас никто не ждал, в советских совхозах такое бывает. Помню экстренное размещение в какие-то рабочие бараки, быстро организованное питание, а уже на следующий день вопрос – не известно как – был решен.

     Вот типовой день хора:

Ранний подъем

Обязательная дыхательная зарядка (здорово, кстати, помогала)

Завтрак, который был организован в столовой минутах в 15 ходьбы от лагеря.

Потом сразу ехали на работу в совхоз – мы должны были не только прокормить себя, но и по возможности привезти денег родителям или заработать себе на развлечения. Были раньше такие грузовые машины с открытым верхом и скамейками для людей. Естественно, по дороге пелись любимые хоровые песни. Замечу, что хоровое пение не только объединяет, но и отучает людей от эгоизма – ты с детства учишься слушать других.

Работа в совхозе была разной – как неприятной, такой как сбор облепихи или подвязывание винограда (жара 40 градусов, тень отсутствует), так и очень даже душевной – груши и особенно – арбузы, из которых регулярно выедался «барашек». Помню свое первое ощущение от несправедливости – херсонские тетки выдают большие объемы, доливая воду в ведра с облепихой, а мы – дети – делаем значительно меньше, честно собирая ягодка к ягодке.

Самое радостное время – время отъезда с работы и возвращения на обед. К слову сказать, Татьяна Евгеньевна жестко пресекала всяческие возможности воровства на детях – масло, выдаваемое в столовой, всегда взвешивалось на весах, оставшиеся продукты забирались для организации «второго ужина».

Дальше – тихий час, необходимый для восстановления сил перед репетициями.

Затем – репетиции хора, а потом – разучивание нового репертуара одной из партий (Первые Альты, Вторые Альты, Первые Сопрано, Вторые Сопрано). Репертуар у Татьяны Евгеньевны всегда был с дальним прицелом – не только великие классические произведения, но и сложные современные, для развития музыкального вкуса и приятия музыкального мира во всем его многообразии:)

Купания или конкурсы (о них позже).

Ужин.

Линейка, на которой обязательно была политинформация (что происходит в мире), разбор ситуации за сегодняшний день, выговоры (вплоть до исключений из хора) и награждения.

Второй ужин, который старшие организовывали для младших (резали хлеб, делали бутерброды, выдавали необходимое для детей и пения горячее молоко).

Отбой (для руководителей хора и руководителей-детей – Совет Командиров)

Каким-то чудесным образом все это еще совмещалось с поездками на море, просмотрами кинофильмов и различными конкурсами.

    Конкурсы – вот настоящее место для проявления детской фантазии и выдумки. Они проводились по отрядам или по партиям, позволяя создавать объединения по разным принципам и лучше узнавать друг-друга, обмениваться настроениями и идеями.

   Самым первым конкурсом в моей жизни был конкурс названий палат (каждая из палат рисовала свой плакат, затем все это оценивалось по критериям художественности и остроумия). Некоторые из этих плакатов с разных периодов времени до сих пор лежат где-то у меня дома. Один из них был посвящен композитору Михаилу Броннеру, чье сложное для детского понимание музыкальное произведение по сказке Гайдара «Горячий Камень» мы разучивали. Палата называлась «Йоги», а девиз был такой «Я бы на углях целый день сидел, Не скучая о друзьях и маме, Но сейчас ко мне на шею сел Броннер и его горячий камень». Личность Михаил Борисович легендарная и даже длинноволосого мужика из Мурманска, который регулярно в трусах прогуливался по Казачьим Лагерям мы, помню, называли «Броннером» …

   Другими любимыми конкурсами были «Инсценированная Песня», Инсценированная сказка», «Конкурс частушек».

  Конечно же, одним из важных элементов в системе воспитания под названием «Полет» было детское самоуправление. Каждый из вновь приходящих детей получал своего «Шефа». Шеф отвечал как за моральный облик своего «Подшефного» и за сдачу партий (любую разученную песню надо было сдавать руководителю или хормейстеру, ставились оценки, при оценках ниже 4 человек не допускался к концертной деятельности). Помню, как наказали моего «Шефа», когда вместо репетиций я проиграл на скамейке в ножички с парнем из другой хоровой партии.

  Руководил – реально – жизнью хора Совет Командиров, в который входили руководители хора, командиры и комиссары партий. Они отвечали за все, что происходило в подведомственной им партии или отряде, следили за порядком, ежедневно собирались и принимали все самые важные решения.

   Сам я в силу природного раздолбайства никогда в Совет Командиров не входил, больше того – меня один раз просто исключили из хора на три дня. Как и подобает пацану я как-то пошел наворовать яблок у старушки-банщицы. И будучи дилетантом – попался в самом начале процесса. Женщина стала громко материться и я, чтобы показать свою принадлежность к местным громко спросил «Шо цэ такэ?». Чем окончательно взбесил старушку, которая тут же настучала по инстанциям. Результат – мое дело рассматривалось на Совете Командиров и я был исключен из хора. Трагедия— 3 дня мыл полы в палате, был поражен во всех правах (фильмы, купание, хоровые репетиции) и с ужасом ждал приезда мамы и позорного выдворения домой. Обошлось, попал под амнистию :)

  Можно вспомнить огромное количество примеров и историй, как работала и развивалась эта система воспитания. Но любая история должна остаться недосказанной, а любая система, построенная гениальным человеком, все равно останется тайной.…

   Душ под солнцем в Казачьих Лагерях, мы смываем грязь после работы в совхозе, открывается дверь, входит Татьяна Евгеньевна и начинает нам рассказывать о планах на сегодняшний день. Подстава!!!!! Кто успел – дотянулся до полотенца, я спрятался за соседа, чтобы прикрыть то, чего еще особо нет. Татьяна Евгеньевна, заметив и осознав нашу неловкость, произносит: «Я не женщина, я – дирижер!».

   Великая женщина и великий педагог.

Артем Кушнерев

ИСТОРИЯ В СТАТЬЯХ И ИНТЕРВЬЮ

Сопровождённые фото и видеоиллюстрациями статьи и интервью, рассказывающие о концертах, поездках и важных событиях в жизни хоровой студии и Школы хорового искусства "Полёт", опубликованные в городских газетах, начиная с 1993 года.

СЕЛИЩЕВА ТАТЬЯНА ЕВГЕНЬЕВНА

Татьяна Евгеньевна Селищева - выдающийся дирижёр и хормейстер, талантливый педагог и воспитатель, заслуженный работник культуры Российской Федерации, создатель и бессменный художественный руководитель и директор ШХИ "Полёт" на протяжении 37 лет.     

  • Facebook
  • YouTube
  • Instagram

Школа хорового искусства "Полёт" им. Т. Е. Селищевой

РФ, г. Жуковский Московской области, ул. Фрунзе, д.28

Тел: +7 495 556 30 16 | poliotmusic@yandex.ru